?

Россиянам не страшно генетическое оружие

Научные экспедиции исследователей из Петербургского госуниверситета ездят по всей стране, чтобы взять образцы крови у тех, чьи семьи минимум в трёх поколениях не меняли места жительства. Из взятых проб выделяют ДНК и исследуют её, а результаты заносят в базу данных «Российский геном».

Пока без России

Ведущий научный сотрудник Центра геномной биоинформатики имени Добржанского Владимир Брюхин показал своё хозяйство в здании СПбГУ на Среднем проспекте Васильевского острова в Петербурге: холодильники с образцами крови — все пробирки анонимные, на них только штрих-код с информацией о поле и национальности человека, аппарат для секвенирования генома — таких в России по пальцам пересчитать, уж очень они дороги, батарея компьютеров, на которых обрабатываются результаты. Генетикам помогают математики — тем самим со сложной статистической обработкой не справиться. right5-7тысяч долларов стоит исследование одной пробы на геном в России. Там, где таких исследований много, цены ниже: в США — 700 долларов, в Китае — 600

В мире масштабные исследования генома идут уже лет двадцать — есть и крупные международные проекты, и национальные. В Японии, например, все беременные женщины сдают генные тесты, и счёт образцов идёт уже на миллионы. Есть колоссальный мировой банк данных — и только Россия в нём почти не представлена.

«Вот мы и решили этот пробел восполнить, а Петербургский университет нас поддержал», — сказал Брюхин. В планах — сбор 3,5 тысячи проб, треть пути уже пройдена. «У каждого свой геном, и в нём «зашито» всё о человеке, — провёл небольшой ликбез Брюхин. — Нас больше всего интересует, к каким болезням он предрасположен, а к каким нет. Мы вычисляем частоту отвечающих за это генных мутаций для каждой популяции — это очень важная информация для медиков».

Что касается слухов о том, что учёные собирают образцы крови для создания этнооружия, - они не более чем миф. «Оружие теоретически можно создать только против популяции, несколько тысяч лет живущей на изолированном острове, — объяснил Брюхин. — И то разработка будет безумно дорогой, проще сбросить обычную бомбу. У нас слишком полиэтнический состав, даже в одной семье геном варьируется. Полиэтносы, как, например, русские или американцы, вообще не имеют общего генома».

Сейчас каждый может сдать анализ и узнать своё происхождение. Результаты самые неожиданные: часто люди, считающие себя, скажем, стопроцентно русскими, обнаруживают, что у них есть предки из других национальностей и даже рас.Сейчас, хотя исследования в самом начале, кое-что уже вырисовывается. Например, у якутов кровь сворачивается быстрее, чем у европейцев, это важно знать при операциях. Или у тех же якутов лишь 4 процента людей устойчивы к лактозе, а у новгородцев — 41 процент.

«Изучение генома позволяет найти, например, доноров костного мозга, — конкретизировал член Совета Федерации, заслуженный врач России Владимир Круглый. — У нас банк доноров, к сожалению, маленький, поиск стоит очень дорого и не оплачивается из Фонда ОМС, а это иногда тысячи евро. Исследования генома помогут найти лекарства для пациентов с генетическими заболеваниями, в том числе орфанными».

Об этом, кстати, буквально месяц назад говорил президент Владимир Путин на Совете по науке и образованию. Глава государства поручил организовать в России масштабные геномные исследования, на базе которых могут быть созданы новые лекарства и методы лечения тяжёлых заболеваний.

Штрих-код человека

В проекте «Российский геном» исследуются 44 популяции: 20 — это русские, проживающие в разных регионах, 24 — представители этнических меньшинств — сибирские, кавказские, финно-угорские народы. Каждый геном имеет свою территорию, пусть и небольшую — её и хотят определить учёные. Города для изучения не подходят: там слишком сильное генетическое смешение. Так что только деревни с минимальной миграцией людей.

Цели не только медицинские, но и этнографические: «Нас интересует происхождение геномов, из каких геномов изначально состояла Россия», — рассказал Владимир Брюхин.

Чем больше мы будем изучать геном, тем скорее появится необходимость регулирования для прикладного использования полученных данных, формирования базы, для изобретения лекарств, изучения возможностей воздействия на геном.Ведь ДНК рассказывает о миграции народов, их происхождении, причём гораздо более точно, чем в исследованиях этнографов. Так, у многих псковичей оказались компоненты финно-угорской группы, а у их соседей новгородцев — от шведов, скандинавов.

«Геном — это штрих-код, в котором хранится вся информация, — привёл аналогию Брюхин. — Он помнит всё за сотни тысяч лет».

«Сейчас каждый может сдать анализ и узнать своё происхождение, — сказал сенатор Круглый. — Результаты самые неожиданные: часто люди, считающие себя, скажем, стопроцентно русскими, обнаруживают, что у них есть предки из других национальностей и даже рас».

Цена страховки

Сегодня в России нет закона о геномных исследованиях, вся надежда только на этику учёных.

«Такой закон нам скоро понадобится, — полагает Владимир Круглый. — Чем больше мы будем изучать геном, тем скорее появится необходимость регулирования для прикладного использования полученных данных, формирования базы, для изобретения лекарств, изучения возможностей воздействия на геном».

А ведь есть ещё и этические проблемы. Например, страховщики, заглянув в геном и увидев предрасположенность клиента к раку, могут увеличить стоимость полиса. Или работодатель откажется брать такого человека на работу.

«Вот от этого закон должен обязательно защищать», — считает Брюхин.

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров