Ещё

Равнодушие IV стадии? Действия медиков Краснотурьинска проверит Минздрав 

Фото: АиФ Урал
Год назад, когда без вести пропал муж, Жене Поповой казалось, что мир рухнул. Но она держалась. Ради дочки и сына, ради третьего, ещё не родившегося ребёнка. Сегодня даже мысли о детях не могут придать ей сил бороться за жизнь. У Жени рак IV стадии.
«Какого чёрта?»
Близкие как могут поддерживают Женю. Но у неё опустились руки: «Я знаю, меня никто не вылечит». «Сейчас Женя в аховом состоянии, плачет не переставая, воет белугой. Потому что страшно. И потому что — какого чёрта? Как же так? Как можно в онкоотделении (!) не распознать рак 4 стадии? — написала в социальной сети заместитель редактора газеты „Вечерний Краснотурьинск“ Наталья Калинина, которая опекает Женину семью с тех пор, как пропал без вести их муж и отец. — Кто здесь, в Краснотурьинске, так „талантливо“ читает МРТ, что (ничего) не видит? И СКОЛЬКО можно уже кричать об этом — десятки историй было, множество свидетельств тому, что диагностика — в плачевном состоянии? Кто ответит сейчас за потерянный, как минимум, месяц, который, наверное, можно было посвятить лечению?».
«Уплотнение в груди она обнаружила вскоре после рождения младшего сына, — рассказывает двоюродная сестра Жени Олеся Желтова. — Но связала это с кормлением грудью. Тем более что к беременности она относилась ответственно, все анализы сдавала, все осмотры проходила, никто из врачей никаких отклонений в её здоровье не находил».
А в октябре у молодой женщины начались настолько сильные боли в спине, что трудно было ходить, как трудно было и сдержать слёзы. Женя обратилась к терапевту, по его направлению в смотровой кабинет, далее — к онкологу. «Начались многочисленные обследования, анализы, сделали компьютерную томографию, она даже в терапевтическом отделении полежала, — рассказывает Олеся. — Но никто ничего определённо сказать не мог, соответственно и назначений никаких не было. После очередного визита к онкологу я сама зашла к нему и спросила: „У неё может быть рак?“, на что он ответил: „Утверждать ничего не могу“. И в онкологическое отделение её не госпитализировали: дескать, с чем мы её положим?».
Видя, как мучается сестра, Олеся потребовала у краснотурьинских врачей направление в Свердловский областной онкологический диспансер.
«Она будет с нами»
Несмотря на крайне тяжёлое состояние, Жене в сопровождении сестры пришлось добраться до Екатеринбурга самостоятельно, а это пять часов пути. Специалистам областного диспансера хватило осмотра, чтобы понять — рак груди. Терминальная стадия. Это подтвердили и все проведённые исследования. «Как так может быть, что в Краснотурьинске нам сказали — биопсия нормальная, а этот же анализ в онкоцентре показал рак? — задаётся вопросом Олеся. — И как могли не увидеть в результатах КТ наши местные врачи многочисленные метастазы в печени и в костной ткани? Мы потеряли полтора месяца!».
После консультации в Екатеринбурге Женю всё-таки госпитализировали в онкологическое отделение больницы Краснотурьинска. Областные специалисты нашли, «с чем её положить». На руках у родственников женщины есть и направление в хоспис, но семья решила, что Женька будет с ними. До последнего…
Родственники подготовили обращение в Министерство здравоохранения Свердловской области — сама Евгения этого сделать не может, поскольку находится в тяжелейшем физическом и моральном состоянии. «Мы понимаем, что чудо маловероятно, что наше обращение не вернёт детям здоровую мать, — говорит Олеся. — Но надо же что-то делать с равнодушием врачей. Нельзя допустить, чтобы ещё чья-то жизнь была загублена».
Комментарий
Константин ШЕСТАКОВ, пресс-секретарь Министерства здравоохранения Свердловской области:
— Руководству и специалистам ведомства известно о ситуации в Краснотурьинске и претензиях родственников пациентки. Как только обращение законных представителей пациентки поступит в Минздрав, по сути изложенных фактов будет гарантированно проведена проверка. Мы сами заинтересованы в прояснении ситуации.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео