Кто может соперничать с долгожителями Москвы 

Кто может соперничать с долгожителями Москвы
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Столичный департамент здравоохранения заявляет о рекордном приросте продолжительности жизни жителей мегаполиса. Особенно выразительно данный показатель смотрится на фоне ряда других регионов, которые, по выражению специалистов, попросту «вымирают». За одним исключением — изрядным долгожительством отличаются жители Кавказа. Хотя и тут не все так однозначно.
Эксперты (ВОЗ) признали Москву лидером по приросту продолжительности жизни, сообщил в понедельник вице-мэр столицы по вопросам социального развития Леонид Печатников. «За пять лет мы прирастили три года продолжительности жизни, это очень серьезная история», — цитирует Печатникова РИА Новости.
Как пояснил Печатников, за последние несколько лет в Москве, в частности, снизилась смертность от инфарктов и инсультов. Добиться подобных результатов удалось за счет модернизации системы здравоохранения в столице, подчеркнул вице-мэр.
Печатников рассказал, что в девяти московских больницах, к примеру, внедрена новая методика эндоваскулярного лечения больных с ишемическим инсультом. «Это абсолютно фантастически: у парализованного человека с отсутствием речи уходит паралич, — цитирует его Финмаркет. — Была одна пациентка, женщина 99 лет, которая на следующий день после операции своим соседям по реанимации читала ».
Москву может ждать «стагнация»
О том, что средняя продолжительность жизни в Москве выросла до 77 лет, ранее сообщал и сам мэр . По словам градоначальника, показатель Москвы соответствует уровню стран центральной Европы.
Хотя сам по себе результат Москвы вызывает гордость, не стоит забывать, что в целом по продолжительности жизни мы занимаем 110-е место в мире. Даже в Палестинской автономии живут дольше, чем в России. Многие российские провинции можно назвать зоной национального бедствия, поскольку они продолжают фактически вымирать, а экономический и социальный их уровень можно приравнять к уровню нищих стран Африки. Например, жизнь у жителей Тувы в среднем достигает лишь 64,2 лет. Чуть получше на Чукотке — 64,4 года. Третьи с конца в этом списке жители Еврейской автономной области. Все они оказываются на уровне беднейших африканских стран.
«В целом по России изменения за последние годы позитивные. Начиная с 2006 года у нас хорошая динамика снижения смертности, — заявил газете ВЗГЛЯД руководитель центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета . — Так, по сравнению с 2005 г. ожидаемая продолжительность жизни при рождении (так правильно называется этот показатель) выросла на 6.5 лет, при этом у мужчин на 7,6 года, а у женщин на 4,6 года».
Но в Москве пока достигнут предел возможного, не исключает эксперт. «Возможности, которые помогали быстро снижать смертность, исчерпаны. А дальше, чтобы снижать смертность от причин, которые труднее предотвращать, требуется больше времени, вложений, внимания, — перечисляет Елизаров. — Если мы посмотрим, скажем, на младенческую смертность, ее показатель в Москве далеко не самый лучший. Москва не входит по нему даже в первую десятку регионов России, а вот Санкт-Петербург входит».
Титаническими усилиями столица обогнала Дагестан
Первый зампред комитета по экономической политике, бывший председатель комитета по здравоохранению признает, что успехов добилась не только Москва, но и Россия в целом. Правда, иногда при этом статистика лукавит.
«С 2014 года у нас растет продолжительность жизни. К 2017 году она в среднем выросла на три года по всей стране и составляет 72 года для женщин и 65 лет для мужчин. Но продолжительность по регионам — очень разная, — говорит Калашников газете ВЗГЛЯД. — Есть регионы, которые вымирают. Есть один объективный показатель — средний возраст смерти, по старости. То есть исключаются все случаи, связанные с преждевременной смертью, берутся только природные причины. Однако у нас этот показатель не считается, а считается средний, включая смерть младенцев. Если так считать, то один долгожитель потянет вверх трех рано умерших», — пояснил сенатор.
По данным Росстата за 2014-2015 годы, которые приводит портал Statdata.ru, самой высокой продолжительностью жизни по-прежнему может похвастать Кавказ. Москва, как это ни странно, по-прежнему проигрывает по этому показателю маленькой Ингушетии. А следом за Москвой идет отнюдь не Петербург, а другие горские республики — Дагестан, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкессия. И вот уже с ними соперничает «северная столица» России, хотя, казалось, по материальному достатку и уровню медицины Петербург должен уступать только Москве. На пятки Питеру наступают опять же горцы — Осетия и Чечня. В чем причина? Считается, что горские народы генетически предрасположены к долгожительству.
Образованные живут дольше?
Почему же между лучшими и худшими регионами разрыв более чем в полтора десятка лет?
«Факторов несколько, — пояснил Елизаров. — Среди них — собственно уровень жизни и уровень развития здравоохранения, доступ к качественной медпомощи, доходы, которые позволяют людям внимательнее относиться к своему здоровью, получать лечение не только бесплатное, но и дополнительное».
Как отмечает Елизаров, очень важный фактор — уровень образования: «Где более образованное население — там лучше отношение к собственному здоровью».
По его словам, где-то фактор образования тянет в группу регионов с лучшими показателями, где-то достаточно хорошее здравоохранение, где-то другие факторы, связанные с традициями, с отказом от алкоголя, с низкой смертностью от ДТП и т.д. «Везде надо смотреть на основные доминирующие причины смертности и именно там искать резервы их снижения», — призывает эксперт.
На Северном Кавказе меньше пьют
«В республиках Северного Кавказа очень низкая смертность, скажем, от алкогольных отравлений, — констатирует Елизаров. — Существенное сокращение смертности от внешних причин, в том числе и от алкоголя, — это вот как раз одно из условий, которое ведет к росту продолжительности жизни. Главное для России на будущее — продолжать снижение смертности в рабочих возрастах, прежде всего у мужчин, и снижать смертность от внешних причин. Здесь есть большие резервы».
А вот сенатор Калашников считает все факторы вторичными, кроме одного — наследственности. По его словам, многочисленные мировые исследования выявили, что генетика — это единственный фактор, влияющий на продолжительность жизни. И приводит пример:
«Все остальное сомнительно. То есть: младший брат не пил, не курил, а старший брат пьет и курит. Но обоим — за сто лет».
В том, генетический фактор — решающий, вторит сенатору и профессор , доктор биологических наук Алексей Москалев, который заведует лабораторией молекулярной радиобиологии и геронтологии Института биологии Коми НЦ УрО РАН.
«Скорость старения определяется генетически, но показатели средней продолжительности жизни зависят и от уровня здоровья. Генетический компонент продолжительности жизни не превышает 25%, если речь идет не о генетических долгожителях, у которых он может составлять около 50%. Это люди «90 плюс», — рассказывает Москалев газете ВЗГЛЯД. — Семьи долгожителей более устойчивы к воздействию негативных факторов среды, так как их долгожительство определяется редким сочетанием вариантов нескольких генов стрессоустойчивости».
Но если поместить людей без «задатков долгожителя» в благоприятные условия среды, это позволяет существенно увеличить среднюю продолжительность жизни, напоминает геронтолог. Данные факторы — экологически чистая обстановка, отказ от алкоголя и курения, правильное питание и регулярная физическая нагрузка. «Известно, что в среднем можно и без генетических вмешательств прожить до 86 лет, если соблюдать правильный образ жизни», — оговаривается Москалев.
При этом геронтолог сомневается в данных о рекордной продолжительности жизни на Кавказе. Он не исключает, что многие горцы нарочно завышают свой возраст, поскольку возрастные люди там пользуются особым авторитетом. «Скорее всего, это связано с недостоверной статистикой и с желанием считаться на Востоке уважаемым пожилым человеком», — сказал Москалев.
Видео дня. Врач рассказал, как пережить магнитную бурю
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео