Ещё

Формула ВИЧ-лечения — двое лишних 

Фото: Уралинформбюро
На них нет денег.
Эксперты Центра по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) заявили, что ВИЧ-инфицированный пациент, принимающий терапию, не представляет угрозы для окружающих. По установке Всемирной организации здравоохранения 90% выявленных ВИЧ-инфицированных должны получать препараты. В идеале — 100%.
В России лечат лишь треть. Минздрав официально обозначил категории больных, лечение которых «может подождать». В сентябре на сайте ведомства появились новые национальные рекомендации по лечению ВИЧ-инфекции.
К тем, кто нуждается в незамедлительном начале терапии, отнесены инфицированные с низкими жизненными показателями, беременные после 13-й недели, люди старше 50 лет. При этом в отдельную категорию вынесены россияне, которые приобрели вирус совсем недавно. Так называемая «вирусная нагрузка» (содержание вируса в крови) у них неопределяемая, показатели CD4+ клеток (разновидность лейкоцитов, сигнализирующая о деятельности иммунной системы) приближены к данным здорового человека. Для таких пациентов «лечение может быть отложено до появления показаний».
Согласно рекомендациям, это делается во избежание развития побочных действий от терапии. А руководитель федерального СПИД-центра Вадим Покровский видит причину в другом.
"У нас сейчас просто недостаточно средств выделяется на лечение. 15 миллиардов рублей на это дает федеральный бюджет. До двух миллиардов — регионы, но не все, только «богатые». Реально за счет бюджетов терапию могут получать лишь 300 тысяч человек. А зарегистрировано в стране 900 тысяч ВИЧ-инфицированных", — сообщил он в разговоре с корреспондентом "Уралинформбюро".
Из 900 тысяч ВИЧ-инфицированных в России лечение за счет бюджета могут получать лишь 300 тысяч.
"Конечно, Миндзрав пытается решить проблему путем различных аукционов, которые снижают стоимость лечения. Но экономика лечения отстает от прироста новых зараженных. И получается: охват терапией у нас за год увеличился на несколько процентов, но число не получающих лечение все равно растет", — констатирует Покровский.
"Торопиться с лечением таких пациентов некуда" — успокаивают в ответах на официальные запросы «Уралинформбюро» руководители СПИД-центров в УрФО. Хотя глава курганского учреждения Оксана Сагайдак признает, что низкая вирусная нагрузка не должна быть поводом для отсрочки начала терапии. Но тут же добавляет: лечение может быть отложено, так как иммунная система этих пациентов в состоянии справляться с ВИЧ. С ней солидарна главврач Свердловского СПИД-центра Анжелика Подымова.
Национальные рекомендации предлагают отложить прием препаратов до того момента, когда заболевание достигнет стадии «запущенного». По данным Вадима Покровского, раннее начало лечения ВИЧ дает лучшие результаты. Как, впрочем, и любой болезни, которая к тому же несет риск заражения.
Заместитель главного врача Республиканской клинической инфекционной больницы в Санкт-Петербурге Инга Латышева на данный счет спокойна. «Степень заразности человека зависит от уровня вирусной нагрузки. Если она у человека подавлена, он практически не заражает других. Есть разные приоритеты, в первую очередь мы назначаем терапию тем, у кого серьезные показания. В первую очередь, человек не должен умереть, во вторую, не должен заразить окружающих. Это — разные приоритеты», — рассуждала она на недавней конференции по вопросам ВИЧ в Екатеринбурге.
Мировая практика с Латышевой не согласна. Политика зарубежных медицинских организаций — дать лечение всем ВИЧ-инфицированным. Более того, согласно государственной программе во Франции любой человек входящий в группу риска может обратиться к медикам, получить антиретровирусные препараты и принимать их, даже если он не инфицирован.
Максимальную угрозу ВИЧ-инфицированные представляют для своих половых партнеров. «В Европе сейчас даже пропагандируется профилактический прием препаратов. То есть партнеры ВИЧ-пациентов принимают ту же терапию. Это еще больше снижает риск», — рассказывает Покровский.
В Европе пропагандируется профилактический прием препаратов. Партнеры ВИЧ-пациентов принимают ту же терапию. Это еще больше снижает риск заражения.
В России до такого «разбазаривания» препаратов еще не дошли — у нас и больным-то их не хватает. Инфицированные, имеющие постоянного ВИЧ-отрицательного партнера, терапию должны начинать сразу же. Пациенты из «группы ожидания» должны проходить осмотры раз в полгода.
"Мы никогда не можем гарантировать, что определенная сейчас вирусная нагрузка не вырастет за последующие 2-3 дня. Для того, чтобы быть уверенным, все-таки желательно применять или механический способ защиты, или начинать терапию, — настоятельно рекомендует Покровский. — В парах часто происходит инфицирование, хотя людей предупреждают, что нужно пользоваться презервативами. Но у кого-то не хватает терпения, у кого-то — денег. Презервативы у нас довольно дорогие. Если супруг принимает лекарства, риск заражения партнера существенно снижается".
В Свердловском СПИД-центре пациентов успокаивают — при желании антиретровирусную терапию можно начать на любом этапе и с любыми показателями. «В настоящее время мы имеем возможность лечить всех желающих», — заявляет и глава курганского СПИД-центра Оксана Сагайдак. Хотя на сентябрьской конференции она жаловалась на урезание финансирования.
"В ближайшее время будет составляться новый бюджет. В него нужно заложить существенно больше денег на лечение и профилактику ВИЧ. Ведь если не будем заниматься предупреждением, то и дальше надо будет увеличивать расходы на лечение", — рассуждает Вадим Покровский.
Между тем в проекте федерального бюджета на 2018 году на борьбу с ВИЧ заложено на 1 миллиард рублей меньше чем в текущем году. А динамика умерших от ВИЧ и вызванных им заболеваний наоборот растет: в 2016 году — около 30 тысяч россиян (+ 20% к году ранее).
Анна ВАСИЛЬЧЕНКО
Ранее по теме: Дефицит для иммунодефицитных
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео