Ещё

Все, что надо знать о зависимостях и способах от них избавиться 

Фото: SNCmedia.ru
К сожалению, быть зависимым неформально модно. Культуру чрезмерного потребления транслируют голливудские звезды через фоточки в модном глянце, нетривиальные пиарщики вписывают своих подопечных в стильные калифорнийские рехабы. «Доить свое заболевание» — чисто голливудское выражение. Сперва зависимость создает налет легкой бледности аристократа: ах я так силен, но я вдруг слаб, и я борюсь — тем благороден в своем изъяне. Но мы все видели как с годами из выражения «кокаиновый шик» (и с лица и фигуры его флагмана Кейт Мосс) слово шик сливается сверкая пятками, создавая новый фразеологический тандем со «спортивный». Трансформация происходит незаметно. От первой стадии алкоголизма (это когда тот самый лишний бокал шампанского на светском приеме) до третьей с ее вечным похмельем, белой горячкой и абсолютной социальной и физической деградацией, может пройти всего пару лет. Тут уж как гены скажут.

Биохимия зависимостей или в поисках счастья

Почему Солнце светит не для всех одинаково? Чего не хватает зависимым людям? У многих есть работа, достижения и семья. Счастье — вот тот товар, который станет самым дорогим уже очень скоро, говорят футурологи. В своем «недалеком» во всех смыслах 2018 мы возводим на пьедестал здоровье и достаток, но делаем так только потому, что сегодня мыслим как моральные нищеброды.
«Вскоре здоровая жизнь в молодом теле до 150 лет будет доступна каждому» — радует нас автор культового Homo Sapiens, израильский историк Юваль Ной Харари. В своей новой книге «Homo Deus: Краткая история будущего» ученый делится убеждением, что обычный по меркам будущего метод даст возможность не переживать по поводу здоровья. Новые лекарства решат «техническую проблему смерти»…но «ощущения.. момент счастья» — вот за чем человек будет действительно бороться, как известная крыса из эксперемента с опиатами, рассматривая возможность самоуничтожения, но следуя за желаемым. Наверное, поэтому в последние годы одним из самых популярных в Европе хештегов стал #Hygge. Хюгге — пресловутое датское искусство жить, получая удовольствие от доступных вещей. Так просто и дешево: теплые носки, разговор с другом. Тренд набирает дикие обороты — книга профессора с реальной фамилией Викинг в топах продаж уже который год.
Жаль, ее не продают в Сингапуре. Государство с наиболее высоким уровнем образования у школьников просто рвет весь мир по основным предметам, включая естественные науки, которыми так гордится занимающая 32 место Россия. Но к высоким достижениям прилагается массовый психоз под названием «киасу». В переводе — боязнь проигрыша. То есть даже самый успешный и состоявшийся человек находится в ежесекундном жесточайшем стрессе, от теоретической вероятности «не быть перым», что уж говорить тех, кто идет за ним. Желание быть лучшим и получить долю счастья доходит до битвы за то, кто первым войдет в вагон или встанет с кровати. Причем купируется киасу не реальными достижениями, опять же ощущением. Отсюда помешательство но люксовых брендах — шопоголизм. И азиаты в Виттоне на Елисейских.
Как бы вы ни были счастливы, это ощущение недолговременно и быстро остается в прошлом. Вам нужна новая и новая порция удовольствия. Такая форма восприятия счастья заложена в нас природой, говорят ученые. Обезьяна борется за сладкий банан — достала — села на ветку и съела — счастье! Но к ужину нужен уже новый банан. Не зря птицу счастья так непросто поймать, а в клетке она дохнет. То есть желание быть счастливым — самая сложнодостижимая и хрупкая цель — толкает нас в разного рода зависимости.

Родом из детства

У людей наибольшая продолжительность детства из всех живых существ на Земле. Считается, что в этом одновременно и уязвимость человека, и его преимущество. Мы тратим огромный ресурс и время на выращивание потомства, но, в свою очередь, именно в детстве закладываются основные нейронные цепи в головном мозге. Если через пару недель после родов «обязанности» жирафенка ничем не отличаются от образа жизни взрослого жирафа, то у маленького человека есть долгие и необремененные поиском пищи для выживания годы…чтобы потом во всех своих грехах обвинить родителей, но по официальной версии — чтобы «освоиться», посмотреть по сторонам, пропустить через себя и так познакомиться с миром. Профильные психологи говорят, что чаще всего сбой происходит именно в это время. Недолюбленность/перелюбленность (да, некоторые страдают оттого, что их слишком сильно любят: см. синдром моральной кастрации, например), моральная травма. В детстве можно найти ответ на вопрос о привычках и предпочтениях. Тогда же формируются ответные реакции. Опыт из детства — второй основной фактор формирования зависимости.

Доступность и коктейли

Бывалые говорят, что достать запрещенный препарат стало проще простого и это тоже влияет на рост уровня потребления (шопоголики, это к вам тоже относится). Делаешь заказ на специализированном сайте. Платишь биткоинами, чтобы не отследили. Договариваешься с курьером о закладке: на телефон приходит фотка «товара», например, в конкретном мусорном баке и время до которого его не вывезут городские службы. Фейксчастье стоит не дорого и почти само приходит к вам в дом. «Первое место по обращениям за лечением делят алкоголики и наркоманы», — говорит, просивший не называть его реального имени врач-нарколог Роман. По его словам героиновые или кокаиновые аддикты начали микшировать зависимости, дополняя одну другой или замещая, что осложняет лечение. Некоторые пользуются порошками и таблетками, чтобы «привести себя в порядок» после пьянки и невольно подсаживаются еще и на это зло.

Демократия в крысином домике

Политолог Екатерина Шульман, не вступая в диалог Ювалем Ноем Рарари, опровергает его теорию о крысе (кажется, они все говорят про человека, да?) в поисках счастья, нашей знакомой «наркоманке и самоубийце» (см. «эксперимент с крысой и кнопкой») Кандидат политических наук рассматривает проблему зависимости со своей колокольни. «В демократических обществах традиционно меньше зависимостей, чем в авторитарных», — отвечает на вопрос слушателя ее радиоэфира Шульман. Она уверена, что если в клетку поместить много крыс и создать им здоровые для жизни и общения условия, то саморазрушение прекратится. С крысами все ясно, а нам-то что делать?

КАК ЛЕЧИТЬ ЗАВИСИМОСТИ?

Совмещая приятное с полезным, конечно, можно заехать в Швейцарскую клинику Парацельсус, где за 310 тыс. долларов в месяц (75 тыс. франков в неделю), вас будут лечить от чрезмерной любви к овсяному печенью, своему умершему питомцу или героину. Программы действуют одинаково для любых видов зависимости, ведь биохимия и психология употребления (в широком смысле слова) не отличается. Самые «ходовые» из новеньких: лечение пищевых расстройств и зависимости от интернета. Эта мания делится на группы: зависимость от компьютерных игр, зависимость от социальных сетей, уход от реальности. Возможно срабатывает человеческая жадность, но клиника гордится отсутствием повторных клиентов.
Ок, а нормальным бытовым алкашам и шопоголикам, которые не вылазят из Zara в сезон скидок-то что предложат специалисты?Прежде всего психотерапия. Много. Как индивидуальная, так и групповая. Фразу, которую мы часто слышим в фильмах «Меня зовут Александр, и я..подставь нужное» произносят не праздно. Принятие зависимости — первый необходимый шаг к выздоровлению. Принудительное лечение изолирует больного, выводит из острой фазы, но не лечит. Искреннее желание — вот, что и символизирует это приветствие. Дальше в терапии пациент будет вспоминать самые страшные моменты, переживать дно, вести дневник ощущений. Минимум 21 день надо будет провести наедине со своими воспоминаниями и эмоциями, только потом начнется процесс социальной адаптации. Задача психолога «раздеть пациента до кожи и познакомить с самим собой». Стыдно будет неизбежно, но адекватное раскаяние — тоже признак выздоровления.
В помощь терапии есть медикаметозная поддержка в грамотных дозировках (а то будем зависеть и от препаратов). Имеет смысл сделать ДНК-анализ, посмотреть предрасположенности к зависимостям на генетическом уровне. Если у вас, к примеру, сбита схема выработки серотонина, то врачи это увидят и назначат подходящие препараты. Некоторым бывает достаточно добавления элементарных БАДов.
Диета тоже часть холистического подхода. Диетологи, в свою очередь, рекомендуют прежде всего не сходить с ума. Не исключать целые группы продуктов без повода. Особенно, если речь идет об углеводах. Правильные углеводы дают ощущение спокойствия и удовлетворения, добрая тарелка зерновой пасты на обед позволит запустить нужную гормональную реакцию, и к вечеру вам не потребуется бутылка вина и торт (ну а за бокальчик не отвечаем). Слишком мы себя обнадеживаем и верой в продукты, которые участвуют в выработке пре-гормона удовольствия. Индейка содержит много триптофана — да, но покажите того, кто снял стресс, прожевав кусок грудки (кот Барсик не в счет). Помешательство на ЗОЖ еще быстрее ведет к формированию зависимостей и расстройств всех мастей: орторексии, проблемам с самооценкой, со сном. Одна за другой исхудавшие публичности от Джоли до Погребняк вписываются в неврологические центры. Зависимость от снотворного или даже от баночек с витаминами, кстати, тоже долго, нудно лечат.
Наши деятели культуры и дети чиновников предпочитают лечиться Тайланде, но он известен скорее детоксикацией. Хорошо поможет на фазе отмены, но дальше придется искать поддержку поближе к дому. В основном в Тай отправляют наркозависимых их «держат» на спец вилле от 3 до 7 месяцев.
Психотерапевты с авторскими программами и большим опытом принимают в Израиле. Месяц-два предлагается жить в арендованной квартире недалеко от офиса вашего доктора, ограничивая социальное общение. Приезжать надо с близким человеком, которого своими действиями вы единолично, как хламидиозом, наградили диагнозом «созависимый».
В России уже давно существуют частные клиники лечения зависимостей. В среднем одноместная палата (номер) будет стоить 10 000 рублей в сутки, первичная консультация психотерапевта — 5 000. Есть такие, где привязывают к кроватям (за ваши деньги, но, заплатив и подписав договор, вы уже не принимаете решений относительно курса лечения). Есть где массаж, йога, настольный теннис, хамам и шашлыки на полянке входят в ежедневное расписание. Но, в любом случае, это не ретрит, а рехаб, в котором вы будете долго разбирать ощущение подвластности, визуализировать, оживляя зависимость на бумаге в виде страшного зверя, открываться чужим людям на групповой терапии, киношно начиная словами: «Здравствуйте, меня зовут … и я алкоголик».

ЧТО ГОВОРИТ ВАШ ДОКТОР

SNCMedia поговорили с психиатром-наркологом, главврачом одной из клиник лечения зависимостей с красивым именем, Леонардо Леонардовичем Геварой. БАДы, таблетки, капельницы — что назначают на начальном этапе лечения? Или надо уже просто «взять себя в руки» без всяких препаратов? Есть ли полезные для всех лекарства, помогающие подавлять тягу к любимому продукту/состоянию? Лечение зависимых пациентов назначается строго по показаниям и индивидуально. Для всех одной палочки-выручалочки не может быть. Это медикаментозное лечение, физиотерапия, кинезиогенная терапия, психотерапия и реабилитация — вместе.
В случае химических зависимостей, первым этапом медикаментозного лечения является детоксикация, то есть снятие абстиненции (похмелья) и нормализации состояния пациента. Далее назначается восстановительная терапия и препараты, направленные на подавление влечения к веществу и стабилизации психо-эмоционального фона.
Можно ли «поддержать себя чем-то в домашних условиях, если решил, например, с 1 января не есть или не пить?
У человека не имеющего зависимости данный вопрос не возникнет, так как вещество (алкоголь, чрезмерное употребление продукта и прочее) не играет ведущую роль в моменты праздника. А если человек зависим, то без специализированной помощи подобные воздержания, скорее всего, будут временными.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео